lukomnikov: (Default)
Порылся в сети и на гугл-буксе и вот составил такой набросок библиографии Владимира Михайловича Галкина.
Прошу не путать В. М. Г. с тёзками-однофамильцами — в частности, с новосибирским прозаиком Владимиром Степановичем Галкиным (1951 г. р.), автором книги «Сибирские сказы».
Я, впрочем, и сам вполне мог кое-где напутать, тем более что большую часть этих публикаций я не видел.
Сомневался, включать ли публицистику, но решил включить всё-таки.
Публикации стихов выделил в особый раздел. Сугубо сетевые публикации тоже.
Буду благодарен за любые уточнения и дополнения.


Read more... )
lukomnikov: (Default)
ноутбук на ладан дышит
lukomnikov: (Default)
Пока не требует поэта
Пока не требует поэта

А вот и требует поэта
lukomnikov: (Default)
скамьа
чувств
lukomnikov: (Default)
Галкин Владимир Михайлович

Автобиография

Read more... )
lukomnikov: (Default)
ГАЛКИН В. М.

Моя творческая автобиография

    Я родился в Москве на Таганской площади 7 декабря 1937 года.
    Когда мне было три года, кто-то заметил: это гениальный ребёнок.
    В 4 года я уже читал и писал (как Моцарт). Как-то печатными буквами написал рассказ про немецкого шпиона и советского следователя, который его уловил, за что мать меня выдрала. Но с тех пор мечтал быть шпионом и следователем и писателем одновременно.
    Учился в школе, был октябрёнком и пионером. Так случилось, что в свободное от уроков время написал 300 (!!!) романов, но — по одной странице в каждом. За это уже отлупил меня отец. Быть писателем в нашей семье считалось неприличным, не настоящим делом.
Read more... )
lukomnikov: (Default)
 
    Владимир Галкин

    Наталья Белые Зубки

    Поэма

    1
В Николо-Ямском переулке
В шестидесятые года
В каморке тайной, как в шкатулке,
Одна красавица жила...

    Василь Васильич Шинкарёв, мой приятель, старый московский художник (я с ним познакомился через Васю Ситникова, знаменитого живописца, его вся Москва, да и Россия, да и Запад тоже знают, он недавно помер — сильный мастер, сухой кистью работал), проживал в Николо-Ямском переулке, почти у Яузы, в большом трёхэтажном доме. Наверху переулка, у впадения его в Николо-Ямскую улицу (теперь Ульяновскую) стояла красивая церковь Николы Чудотворца, что на Ямах, снесли её в 54-м году большевики проклятые. Переулочек коротенький, домушечки всё мизерные, неказистые, но какие-то кроткие, и прелестны именно своей нищенской чередой, спускающейся прямо к Яузе. Низ у многих был каменный, верх деревянный, только уж почти их не осталось, а дом-то Василь Васильича (я буду его дальше для краткости называть В. В.) был прямо великан меж ними: красный мощный кирпич, да такой, что можно на торцах увидеть клеймо «НФ» — Нифонт Фаров, кирпичник знаменитый, его заводец был на месте современной цементной гадины, что изуродовала берег Яузы у шлюзов, перед бывшим Салтыковым мостом. Из кирпичей карнизы, резные наличники окон, врата в подъезды (их два) — все, словом, узоры, которые можно было видеть на многих московских домах ещё недавно. Таковы и бахрушинские корпуса, и больничные, и многие, многие. Стиль такой. Купечески-заводской, что ли.
    Он жил на третьем этаже, а под ним в комнатке-шкатулке обитала та самая драгоценность, о которой и пойдёт речь. Я ведь о Наташе даже поэмку сочинил, в духе незабвенного Ивана Семёныча Баркова, великого русского поэта, давшего за 50 лет до Пушкина простой и лёгкий русский стих. Похабник, но ведь гениальный похабник, барокко! И вовсе никакая не пошлятина, как принято считать. Его поэзия — душа русская, здоровье народа. Я б ему памятник поставил на Поклонной горе — пусть иностранцы кланяются, въезжая в город: у них такой прелести не найдешь со всеми ихними Гейнами и Гётами. Кстати, и Вася Ситников был талантливейший похабник, ещё оценим его.
    Нда. Так вот эта Наташа... Маленькая такая блондиночка с серыми прекрасными глазами и пушистыми бровками. И глаза до того печальные, словно бы вечная скорбь поселилась у ей внутри, но одновременно и с некоей тайной игринкой, как бы вызовом: на-ка, возьми; и смотрит такая женщинка-вдовица (в том ещё и прелесть, что постоянно она была вдовой) на мужчину, как бы сойдя с картины «Неутешное горе», да того и гляди подмигнёт, да ещё ожжёт зрачком. Тут и покойник из гроба выскочит в её объятия, а не то что живой. В скорбных хорошеньких вдовах всегда есть тайная прелесть. Верхняя губка со светлым пушком, как и брови, чуть вздёрнута по-заячьи, задорно поблёскивают беленькие зубки, очень пикантно и тревожно. Чистый выпуклый лоб, говорящий об уме. Это всё, повторяю, я со слов В. В. рассказываю, он её ещё в девках знал. Ну, словом, хороша и мила — простенького того типа, какой понимающим в красоте русской женщины очень нравится. Лет ей в тот трагический период, о котором пойдёт речь, было так чуть за тридцать. Кстати, не только головка и личико, но и фигурка была при ней и, так сказать, недра. В девках одевалась нарядно, весело, летом всё в блузочке батистовой, в плиссированной юбке, чулочки телесного тона, туфельки остроносые на шпильках-каблучках. Цокает по асфальту, бывало: ток-ток, ток-ток. Зимой беличью шубёнку носила, дворянскую шапочку, и всё равно, по моде шестидесятых, в туфельках, а не как сейчас — в сапожищах.
Read more... )
lukomnikov: (Default)
 
    Владимир Галкин

    Парк культуры имени отдыха
    (тихое повествование в микроновеллах)

    Я посещаю Хитровку, как баню или, бывало, Третьяковку. В рифму вышло, но это нечаянно, а смысл: каждую неделю. Так завещал граф Толстой. Как-то очищаешься. То же самое и кладбище.
Read more... )
lukomnikov: (Default)
 
    Владимир Галкин

    Вечера Паши Мосина

    Я прошу вас только об одном: никому не рассказывать эту историю. Зачем это нужно, чтоб потом ходили всякие разговоры? Да и вообще... Я же знаю, как это у нас делается. Туда-сюда, заинтересуются, выводы выведут, да кто, да зачем...
    А я не хочу акклиматизироваться. А если даже и не это, так всё равно автобиография будет испорчена. И все мои взносы, и чистая карточка в райкоме — всё будет испорчено.
    Я живу тихо и без шума ем хлеб. А эти вечера — моё личное дело...
    Так и давайте тоже тихо, вполуха. А после моего рассказа — чтоб всё забыть. Как у Чапаева: наплевать и забыть.
    Ну, ну, я вам всем верю, вы хорошие люди.

    Так вот. Эти мои вечера... Эй, вы, перестаньте записывать, уберите, пожалуйста, бумагу! Вы что, тоже потом будете делать выводы? А! Вот так будет лучше. И потом — не надо ничего запоминать. У вас такие туманные, запоминающие глаза... Вы лучше уйдите, товарищ.

Read more... )
lukomnikov: (Default)
 
    Владимир Галкин

    Конь Чапая

    — Врешь, не возьмешь... — скорготал Чапай, загребая левой рукой широкую уральскую волну. — Врешь, не возьмешь...
    Вокруг него так и зуськали белые пули, шипела вода.
    А на берегу стоял белый чапаевский конь по кличке Бирюк и задумчиво ржал, следя за Чапаевым.
    Чапай вышел из воды на том берегу, попрыгал на одной ноге, чтобы вылить из ушей воду. Потом снял кальсоны и рубаху, отжал их, снова надел и так, весь белый, медленно пошел степью в легенду...
    ...Недавно я уезжал в командировку в Новочеркасск. Перед поездом, естественно, взял бутылку водки, два пивка, колбаски и белого хлеба, всё чин-чинарем. Мог, конечно, глотнуть прямо на путях — я это люблю. Но увидел заманчивую темноту за пригородными кассами Курского вокзала, что-то звало меня туда. Я зашел. Чуть белел первый снег. Горы ящиков навалены. На одном из них примостился поудобнее, достал свой выпивон, кружку, разложил на газетке закусь. Двинул первые полкружки. Хорошо.
    Тут кто-то тихо проржал. Я встрепенулся.
    Достающий до ящиков с вокзальной площади свет обозначил фигуру тихо подошедшего мужика, я вгляделся: морда лошадиная, весь зарос густым волосом, воротник поднят, руки дрожат, и несет он их как-то невисяче.
    — Извините за беспокойствие, — пробормотал он каким-то глубоким голосом — стоном, идущим как бы из желудка. — Извините, Христа ради, за беспокойствие.
Read more... )
lukomnikov: (Default)
сейчас
войду в интернет
и узнаю всё
lukomnikov: (Default)
 
         * * *

Этот рассказ,
         ни на что не похожий,
о человеке
         с прекрасной кожей,
который не прочь
         поболтать о своих
слепящих ударах
         и скорости их.

Наш бокс умирал,
         и молились дельцы
в слезах, чтоб он вовсе
         не отдал концы,
чтоб справился бокс
         с многолетним удушьем.
Чтоб страшен был
         новый боксер предыдущим.

Был Паттерсон скучен,
         хоть был мускулист он.
Не лучше его
         коронованный Листон.
Но «Свергну его
         и других королей!» —
промолвил
         Марцелиус Кассиус Клей.

Пред ним устоять
         не способен никто.
За боем следящему
         кажется, что
с противником он
         в кошки-мышки скучает.
А после вообще
         всякий свет выключает.

Все зрители скоро узнают,
         что он
и в весе, и в веке своем
         чемпион!

Перевод И. Бродского


Read more... )
lukomnikov: (Default)
Они вернулись — тараканы!
Они у каждого свои.
И хлещут водку из стакана,
Зато не тащуть из семьи.

За много лет мы стали братьями,
И гений, друга парадокс,
Их с распростёртыми объятьями
Встречает средство... фумитокс!

гугл

Jan. 11th, 2012 08:57 am
lukomnikov: (Default)
"поэт сергей есенин" 905 000 (результатов)
"поэт евгений евтушенко" 605 000
"поэт андрей вознесенский" 537 000
"поэт всеволод емелин" 406 000
"поэт михаил лермонтов" 375 000
"поэт иосиф бродский" 336 000
"поэт александр блок" 319 000
"поэт александр твардовский" 289 000
"поэт владимир вишневский" 262 000
"поэт илья резник" 242 000
"поэт борис пастернак" 238 000
"поэт владимир маяковский" 237 000
"поэт александр пушкин" 228 000
"поэт игорь губерман" 199 000
"поэт осип мандельштам" 191 000
"поэт владимир высоцкий" 180 000
"поэт марина цветаева" 166 000
"поэт эдуард асадов" 162 000
"поэт николай заболоцкий" 161 000
"поэт анна ахматова" 152 000
"поэт герман лукомников" 152 000
"поэт константин бальмонт" 139 000
"поэт дмитрий быков" 139 000
"поэт федор тютчев" 130 000
"поэт николай рубцов" 128 000
"поэт афанасий фет" 119 000
"поэт игорь северянин" 117 000
"поэт николай некрасов" 104 000
"поэт андрей родионов" 99 900
"поэт евгений рейн" 83 100
"поэт александр кушнер" 74 100
"поэт булат окуджава" 73 000
"поэт белла ахмадулина" 67 300
"поэт вера полозкова" 64 000
"поэт велимир хлебников" 63 600
"поэт роберт рождественский" 61 800
"поэт николай клюев" 61 500
"поэт лев рубинштейн" 58 200
"поэт даниил хармс" 57 600
"поэт валерий брюсов" 54 400
"поэт андрей белый" 45 700
"поэт дмитрий пригов" 45 600
"поэт георгий иванов" 44 900
"поэт сергей гандлевский" 42 200
"поэт тимур кибиров" 37 500
"поэт борис слуцкий" 37 400
"поэт корней чуковский" 35 000
"поэт юрий левитанский" 34 400
"поэт арсений тарковский" 32 600
"поэт иннокентий анненский" 30 300
"поэт илья сельвинский" 29 900
"поэт всеволод некрасов" 29 400
"поэт давид самойлов" 26 400
"поэт владислав ходасевич" 23 300
"поэт геннадий айги" 21 000
"поэт гаврила державин" 20 100
"поэт михаил кузмин" 19 100
"поэт саша черный" 18 200
"поэт игорь иртеньев" 18 100
"поэт глеб горбовский" 17 900
"поэт яков полонский" 17 000
"поэт дмитрий воденников" 16 800
"поэт леонид мартынов" 15 000
"поэт владимир уфлянд" 13 500
"поэт семен кирсанов" 12 700
"поэт константин симонов" 12 700
"поэт виктор соснора" 12 600
"поэт александр введенский" 11 600
"поэт генрих сапгир" 9 160
"поэт олег григорьев" 7 530
"поэт николай глазков" 7 150
"поэт николай олейников" 6 630
"поэт иван барков" 6 220
"поэт эдуард лимонов" 4 270
"поэт леонид губанов" 3 660
"поэт семен надсон" 3 360
"поэт борис поплавский" 3 070
"поэт александр еременко" 3 040
"поэт алексей крученых" 2 880
"поэт игорь холин" 2 350
"поэт константин вагинов" 768
"поэт леонид аронзон" 692
"поэт евгений кропивницкий" 198
"поэт владимир бурич" 104
"поэт ян сатуновский" 86
"поэт даниил соложев" 3
"поэт михаил панов" 0
lukomnikov: (Default)
Столько лет в ЖЖ, и по-прежнему недоумеваю: почему мои тонкие, глубокие, изысканные стишки, вынашиваемые мною годами и десятилетиями, то и дело вызывают читательский отклик в виде стишков примитивнейших, банальных, бессмысленных и корявых, на сочинение коих требуется не больше времени, чем на загрузку страницы комментирования?
lukomnikov: (Default)
Что за чушь. Я это уже сегодня по телеку слышал, с авторством М. Ю. Л., бугога. Ну ладно там содержание, но неужели не ясно, что рифмы типа "тайны / хрустальном" и "прохожих / похожи" немыслимы в поэзии лермонтовской поры.
lukomnikov: (Default)
ясурковскаяпропаганда
я вообще сурковский проект
я прикормлен кремлём
задолго до того как кто-либо
включая самих участников операции
не говоря уж обо мне её объекте
мог это заподозрить
мне уже не изблевать
эти несколько домашних обедов и ужинов
полведра чая
и горсточку соли
выданную мне по моей же просьбе коварным соседом
или его женой юхой
24 года назад
суди меня немцов
суди меня навальный
суди меня прохоров
а может я прохоровский проект
я шесть лет сторожил офис его сестры
через две ночи на третью
и каждое дежурство съедал примерно треть содержимого холодильника
а иногда и больше или даже всё если там было мало
работники делали вид что не замечают
однажды мне не удалось сожрать треть
в эту ночь холодильник был битком набит всякими вкусностями
чего там только не было
куча каких-то салатов ветчин пирожков
был даже шашлык из осетрины
видимо готовилась какая-то большая пати
я ел ел пока совсем не объелся а холодильник всё равно оставался полон
а может я проект жириновского
однажды году в 2001 я выступал в госдуме
читал стихи и рассуждал о русском языке и литературе
почему-то по приглашению лдпр
там в думе кстати оказалась офигенная столовка
большой выбор блюд всё очень вкусно и почти бесплатно
ну очень смешные цены
я плотно пообедал после выступления
так что уж и не знаю чей я проект
а всё потому что я всегда хочу жрать

Profile

lukomnikov: (Default)
Герман Лукомников

January 2012

S M T W T F S
1 2 3456 7
8910 11 1213 14
15 1617 181920 21
22232425 262728
29 3031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 11:51 am
Powered by Dreamwidth Studios